Parafron
read or die
"Счастливы невежды, а человеку с понятием бывает и жутковато".

Иногда просто нет другого способа полюбить и принять этих чертовых умников: капризных ипохондриков, педантов и сухарей, безумцев и эгоистов, выпендрежников и хамов - иначе как посмеяться над ними. Над их неловкостью, неуместностью, непонятливостью, зашоренностью. Потом немного посочувствовать и восхищенно охнуть про себя разок-другой. Но для начала все-таки посмеяться. А Кельман заставит вас смеяться, потому вы непременно полюбите этих удивительных немцев. (Кроме, разве что, безумного старикашки Канта. И поделом ему!) А к концу книги и сами не заметите, как вас под завязку напичкают рациональностью, оптимизмом, жаждой деятельности и прочими ценностями Эпохи Просвещения. И все это не просто так - но в парадоксальных афоризмах, с солью и перцем, на контрастах и притчах, с натурализмом, густо замешанном на абсурде. Читайте - это вкусно. И очень странно.


Кельман "Измеряя мир":

"Историй он никаких не знает, сказал Гумбольдт и поправил свою шляпу, которую обезьяна перевернула задом наперед. Да и не любит он рассказывать истории. Но он может продекламировать самое прекрасное немецкое стихотворение, конечно, в вольном прозаическом переводе на испанский, и звучит оно примерно так: над горными вершинами царит тишина, листочки на деревьях не дрожат от ветра, и птички не поют, но скоро и они умрут и уж тогда отдохнут.
Все смотрели на него с удивлением.
Всё, сказал Гумбольдт".


А стихотворение и правда прекрасное, ist es nicht? Ищите "Из Гете" у Лермонтова.