00:02 

К слову о криптах...

Parafron
read or die
Если бы я вознамерилась совершить убийство с помощью приключенческого романа, я бы остановила свой выбор на "Криптономиконе" Нила Стивенсона - тяжеленном томе, расстаться с которым в процессе чтения все равно невозможно... так почему бы не совместить приятное с полезным? (То, что подобные фантазии меня на самом деле посещают, полагают некоторые мои - чересчур чувствительные к пристальным взглядам - коллеги. Что за ерунда, право? Неужели же я не понимаю, что в таком случае мне придется терпеть глупости сокамерников?)

Что такого в этих девятистах страницах?

Хитрый пазл на тысячу кусочков - да. Вы будете собирать историю из деталей от первого хайку Бобби Шафто до самой последней строчки.
Свежие сюжетные решения - да. Раздробленное и неторопливое в целом, повествование, если в него вглядеться, представляет последовательность ярких и остроумных ходов, словно вы изучаете длинную со вкусом сыгранную шахматную партию. (К слову, перечитывается книга с таким же кайфом, с каким читается в первый раз.)
Большая красивая небанальная идея - да. И тюремный спич Еноха про Афину - только самая очевидная ее часть, вершина айсберга.
Превосходный кружевной текст - о, да. Мой персональный словарь по прочтении пополнился многими замечательными словами и выражениями, такими как "инфотрофный" и "гнать лажу экспромтом", к примеру. В "Криптономиконе" никогда заранее не знаешь, в какие дебри тебя заведет следующее предложение. (Как дочитаете до дефектного звена в велосипедной цепи доктора Тьюринга, поймете, о чем я. ;) ) Насыщенность смыслом при таких объемах текста не просто поражает воображение, она вызывает экстаз, эстетический и интеллектуальный оргазм. Без шуток.
И, наконец, герои. Конечно, на вкус и цвет все фломастеры разные... но для меня "Криптономикон" - это мини-пантеон моих любимейших человеческих типов. А Рэнди Уотерхауз и вовсе смахивает на собственное отражение в зеркале. Какие они? Живые. Слегка самонадеянные, временами неуклюжие, параноики и нетерпимцы, но вместе с тем прямолинейные, искренние, азартные, деятельные, оптимистичные, независимые, убежденные, по-хорошему двинутые. Очень симпатичные.

Итого: "Криптономикон" - самый верный способ подсесть на Стивенсона, а это значит вычеркнуть несколько месяцев из жизни и заставить книжную полку кирпичами один тяжелее другого. Но оно того стоит.


Нил Стивенсон "Криптономикон":

«Он вернулся в Айовский Государственный, подумывая перевестись на математический факультет, однако делать этого не стал. Все, с кем он советовался, говорили, что математика, как и ремонт орга'нов, - дело замечательное, но надо подумать и о хлебе насущном. Лоуренс остался на инженерном и учился все хуже и хуже, пока в середине последнего курса деканат не порекомендовал ему заняться чем нибудь полезным, скажем, ремонтом крыш. Лоуренс вылетел из колледжа в гостеприимные объятия ВМФ.
Ему дали тест на проверку умственных способностей. Первая задача по математике была такой: порт Смит на 100 миль выше по течению, чем порт Джонс. Скорость течения -- 5 миль в час. Скорость лодки -- 10 миль в час. За какое время лодка доберется из порта Смита в порт Джонс? За какое время она проделает обратный путь?
Лоуренс тут же понял, что задачка с подвохом. Нужно быть полным идиотом, чтобы предположить, будто течение увеличивает и уменьшает скорость лодки на 5 миль в час. Ясно, что 5 миль в час -- всего лишь средняя скорость. Течение быстрее в середине реки, медленнее -- у берегов; более сложные вариации следует ожидать на излучинах реки. По сути это вопрос гидродинамики, который решается с помощью хорошо известных дифференциальных уравнений. Лоуренс нырнул в задачку и быстро (или так ему казалось) исписал вычислениями десять листов. По ходу он осознал, что одна его посылка вместе с упрощенным уравнением Навье Стокса приводит к очень занятной семейке частных дифференциальных уравнений. Он не успел очухаться, как доказал теорему. Если это не подтверждает его умственный уровень, то что тогда подтверждает?
Тут прозвенел звонок и собрали работы. Лоуренс сумел спасти черновик. Он отнес листок в казарму, перепечатал на машинке и отправил в Принстон одному из наиболее демократичных преподавателей математики, который тут же договорился о публикации в парижском журнале.
Лоуренс получил два свежих бесплатных оттиска несколько месяцев спустя, при раздаче почты на борту линкора «Невада». На корабле был оркестр, и Лоуренсу поручили играть в нем на глокеншпиле: тест показал, что ни на что более умное он не способен.»


URL
   

главная