Parafron
read or die
"Ночь в тоскливом октябре" Желязны совершенно ординарная повесть. Незамысловатый сюжет, правда, вывернутый наизнанку, две горсти литературных пасхалок, диапазона от Брэма Стокера до сэра Артура, и... и, пожалуй, все. Объяснить, за что ее можно полюбить, наверное, так же сложно, как НЕ полюбить. Особенно если прочитать в Ту Самую Ночь, сидя у окна в обнимку с фонариком-тыквой, вглядываясь в ранние осенние сумерки, подливая себе чаю и представляя, что настала последняя ночь на земле, и торопиться уже некуда да и поздно. Я обычно так делаю. Попробуйте и вы, вдруг понравится.

Роджер Желязны "Ночь в тоскливом октябре":

«Через некоторое время чей-то голос, похожий на голос Маккаба, крикнул от подножья холма:
- Проклятье! Мне нужно левое бедро, а здесь его нет!
- Вы говорите, левое бедро? - раздался неподалеку каркающий голос, который мог принадлежать старику Оуэну. - У меня тут есть правое, оно мне ни к чему. Нет ли у вас печени? Мне нужна печень.
- Проще простого! - донесся ответ. - Один момент. Вот! Меняемся?
- Оно ваше! Держите!
Что-то пронеслось в воздухе и с треском покатилось по склону холма, затем последовал быстрый топот ног.
- Годится! Вот ваша печень!
Выше по склону раздалось - шлеп! и приглушенное:
- Поймал!
- Эй! - прозвучал откуда-то слева женский голос. - Нет ли там черепа?
- У меня есть! Что вы мне дадите взамен?
- А что вам надо?
- Фаланги пальцев!
- Заметано! Я свяжу их вместе кусочком веревки!
- Вот ваш череп!
- Поймала! Сейчас получите ваши пальцы!
- У кого-нибудь есть сломанный позвоночник повешенного? - спросил низкий мужской голос с венгерским акцентом, откуда-то издалека, справа.
С минуту было тихо. Потом снова:
- У меня тут есть несколько раздавленных позвонков! Хотя я не знаю, как они стали такими!
- Возможно, они подойдут. Пришлите их сюда, пожалуйста.
Что-то белое пронеслось в лунном свете.
- Подойдут. Что вам дать за них?
- Это за счет заведения! Я закончил! Спокойной ночи!»